…из выписок | №1171

5

Раздели временное и уродливое от вечного, не умирающего. И поклонись страданию человека и той его муке, в которой будет он стоять, когда страсти засохнут, упадут, как шелуха. И он сам себя увидит в свете истины. Он ужаснется и будет искать света, который ему когда-то предлагали. Но путь к свету — это только сам человек. Научить здесь нельзя. Сколько ни указывай, где светло, — увидеть может тот, в ком свет внутри. Скорбеть не о чем. Помогает не тот, кто, сострадая, плачет. А тот, кто, радуясь, отдает улыбку бодрости страдающему, не осуждая его, а понимая его положение.

Конкордия Антарова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


10

ПРИТЧА ДЕМИУРГА ШАМБАМБУКЛИ

Уже умер? – спросил человек. 

– Угу, – кивнул демиург Шамбамбукли, не отрываясь от изучения толстой внушительной книги.– Умер. Безусловно. 

Человек неуверенно переступил с ноги на ногу. 

– И что теперь? 

Демиург бросил на него быстрый взгляд и снова уткнулся в книгу. 

– Теперь тебе туда, – он, не глядя, указал пальцем на неприметную дверь.– Или туда, – его палец развернулся в сторону другой, точно такой же, двери. 

– А что там?– поинтересовался человек. 

– Ад, – ответил Шамбамбукли.– Или рай. По обстоятельствам. 

Человек постоял в нерешительности, переводя взгляд с одной двери на другую. 

– А-а… а мне в какую? 

– А ты сам не знаешь?– демиург слегка приподнял бровь. 

– Ну-у, – замялся человек.– Мало ли. Куда там мне положено, по моим деяниям… 

– Хм!– Шамбамбукли заложил книгу пальцем и наконец-то посмотрел прямо на человека.– По деяниям, значит? 

– Ну да, а как же ещё? 

– Ну, хорошо, хорошо, – Шамбамбукли раскрыл книгу поближе к началу и стал читать вслух.– Тут написано, что в возрасте двенадцати лет ты перевёл старушку через дорогу. Было такое? 

– Было, – кивнул человек. 

– Это добрый поступок или дурной? 

– Добрый, конечно! 

– Сейчас посмотрим…– Шамбамбукли перевернул страницу, – через пять минут эту старушку на другой улице переехал трамвай. Если бы ты не помог ей, они бы разминулись, и старушка жила бы еще лет десять. Ну, как? 

Человек ошарашено заморгал. 

– Или вот, – Шамбамбукли раскрыл книгу в другом месте.– В возрасте двадцати трёх лет ты с группой товарищей участвовал в зверском избиении другой группы товарищей. 

– Они первые полезли!– вскинул голову человек. 

– У меня здесь написано иначе, – возразил демиург.– И, кстати, состояние алкогольного опьянения не является смягчающим фактором. В общем, ты ни за что ни про что сломал семнадцатилетнему подростку два пальца и нос. Это хорошо или плохо? 

Человек промолчал. 

– После этого парень уже не мог играть на скрипке, а ведь подавал большие надежды. Ты ему загубил карьеру. 

– Я нечаянно, – пробубнил человек. 

– Само собой, – кивнул Шамбамбукли.– К слову сказать, мальчик с детства ненавидел эту скрипку. После вашей встречи он решил заняться боксом, чтобы уметь постоять за себя, и со временем стал чемпионом мира. Продолжим? 

Шамбамбукли перевернул еще несколько страниц. 

– Изнасилование – хорошо или плохо? 

– Но я же… 

– Этот ребёнок стал замечательным врачом и спас сотни жизней. Хорошо или плохо? 

– Ну, наверное… 

– Среди этих жизней была и принадлежащая маньяку-убийце. Плохо или хорошо? 

– Но ведь… 

– А маньяк-убийца вскоре зарежет беременную женщину, которая могла бы стать матерью великого учёного! Хорошо? Плохо? 

– Но… 

– Этот великий учёный, если бы ему дали родиться, должен был изобрести бомбу, способную выжечь половину континента. Плохо? Или хорошо? 

– Но я же не мог всего этого знать!– выкрикнул человек. 

– Само собой, – согласился демиург.– Или вот, например, на странице 246 – ты наступил на бабочку! 

– А из этого-то что вышло?! 

Демиург молча развернул книгу к человеку и показал пальцем. Человек прочел, и волосы зашевелились у него на голове. 

– Какой кошмар, – прошептал он.

– Но если бы ты её не раздавил, случилось бы вот это, – Шамбамбукли показал пальцем на другой абзац. Человек глянул и судорожно сглотнул. 

– Выходит… я спас мир? 

– Да, четыре раза, – подтвердил Шамбамбукли.– Раздавив бабочку, толкнув старичка, предав товарища и украв у бабушки кошелёк. Каждый раз мир находился на грани катастрофы, но твоими стараниями выкарабкался. 

– А-а…– человек на секунду замялся.– А вот на грань этой самой катастрофы… его тоже я?.. 

– Ты, ты, не сомневайся. Дважды. Когда накормил бездомного котёнка и когда спас утопающего. 

У человека подкосились колени и он сел на пол. 

– Ничего не понимаю, – всхлипнул он.– Всё, что я совершил в своей жизни… чем я гордился и чего стыдился… всё наоборот, наизнанку, всё не то, чем кажется! 

– Вот поэтому было бы совершенно неправильно судить тебя по делам твоим, – наставительно произнёс Шамбамбукли.– Разве что по намерениям… но тут уж ты сам себе судья. Он захлопнул книжку и поставил её в шкаф, среди других таких же книг. 

– В общем, когда решишь, куда тебе, отправляйся в выбранную дверь. А у меня еще дел по горло.

Человек поднял заплаканное лицо. 

– Но я же не знаю, за какой из них ад, а за какой рай. 

– А это зависит от того, что ты выберешь, – ответил Шамбамбукли.

…из выписок | №620
9

Величие и смысл жизни и смерти не в видимых телесными очами фактах состоит, но в силе тех взрывов любви, что может человек из себя источить или в себя вобрать.

…из выписок | №227
5

Ну а все же — какие слова могли бы стать моей эпитафией? Пожалуй, вот эти: «Смерть застала его в живых».

©ed | оракул-нано 😜 | славного дня! 🐬🤗💖🌟🍀

3
  • Мы пришли в этот мир, чтобы учиться. И жизнь каждый день преподает нам новый урок.
  • У Вселенной нет любимчиков.
  • Наша жизнь – это отражение наших убеждений.
  • Когда мы слишком привязываемся к вещам, людям, деньгам – они от нас ускользают.
  • То, на чем мы заостряем наше внимание, имеет особенность увеличиваться в размерах.
  • Слушайте свое сердце и идите туда, куда оно вас зовет.
  • Господь никогда не сойдет с небес и не скажет: «С этой минуты я разрешаю тебе быть счастливым!»
  • Вступая в борьбу с жизнью, помните, что она всегда победит.
  • Что значит “любить людей”? Да просто принимать их такими, какие они есть.
  • Наше предназначение не в том, чтобы изменить мир, а в том, чтобы измениться самим.